Discover What the World Thinks of U.S.

The West’s Chances of Victory in Its Battle with the Islamic State Are Uncertain

No matter how you relate to radical Islamic movements, there is an incontestable fact: These forces emerged as a radical reaction to Western expansion and the politics of Israel and pro-Western Arab regimes.

<--

Шансы Запада в борьбе с исламским государством не абсолютны

Военная операция против ИГ ("Исламское государство"), развязанная коалицией государств во главе с США, вывела на международный уровень конфронтацию, которая носила в основном региональный характер. Силы коалиции нанесли ракетно-бомбовые удары по нефтеперерабатывающим комплексам в Сирии и Ираке, а также другим стратегическим объектам, находящимся под контролем ИГ. Одновременно разрабатываются планы широкомасштабной наземной операции. Наблюдатели отмечают, что удары по территории Сирии были проведены с явным нарушением международных норм, поскольку США не заручились поддержкой ни Совбеза ООН, ни правительства в Дамаске.

Почему реакция Запада на экспансию ИГ столь поспешная и запоздалая? Вряд ли она вызвана одними только шокирующими видеокадрами казни западных заложников, находящихся в руках у исламистов, или военными успехами ИГ на фронтах Ирака и Сирии. США, судя по всему, напуганы сутью самого проекта под названием "халифат", который представляет угрозу геополитическому балансу на Ближнем Востоке и ставит под вопрос существование практически всех правительств региона. Провозглашая халифат, ИГ выдвигает идею "исламско-суннитского интернационала" и намерено стать его ядром. В этом его реальное отличие от движений типа ХАМАС или "Талибан", которые решают чисто национальные задачи. Само слово "халифат" предполагает возвращение к "истинному исламу" первых халифов, который объединял весь арабо-мусульманский мир.

Корни ИГИ-ИГИЛ-ИГ находятся в суннитских районах Ирака, где вскоре после американской оккупации в 2003 году иорданец Абу Мусаб Аз-Заркави учредил региональное отделение "Аль-Каиды". После его гибели в 2006 году в результате американской бомбардировки новым эмиром движения стал Абу Омар Аль-Багдади (Багдади-первый), который и провозгласил "Исламское государство Ирака" (ИГИ). Несмотря на гибель Багдади и других лидеров ИГИ, это образование сохранило основные структуры. Вторую жизнь этому движению дала гражданская война в Сирии. "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ) появилось на сирийском театре боевых действий в 2012 году в результате слияния иракских и сирийских суннитских группировок, оно стремительно поставило под свой контроль значительную часть районов Сирии, занятых до этого умеренной сирийской оппозицией. И уже после победоносного наступления в Ираке в июне 2014 года ИГИЛ превратилось в ИГ, или халифат. ИГ, являясь идейным наследником "Аль-Каиды", имеет схожую идеологию и цели, однако это уже не террористическая организация классического типа, а государственнический проект, рассчитанный на построение халифата и контроль всех сфер жизни. Методы вооруженной борьбы еще более жестокие и радикальные, они включают как ведение полномасштабных боевых действий, так и безжалостный индивидуальный террор.

Смена вывески с ИГИЛ на ИГ произошла летом этого года, когда лидер движения Абу Бакр аль-Багдади провозгласил себя халифом Ибрахимом, а подконтрольные ему территории Сирии и Ирака - халифатом. Провозглашение исламского халифата стало качественно новым этапом в истории движения, которое возникло около десяти лет назад как региональное отделение "Аль-Каиды".

Новопровозглашенный халифат принципиально отличается от уже известных исламистских движений - "Братьев-мусульман", "Аль-Каиды", ХАМАС, "Хезболлы", фронта "Ан-Нусра" и других. Само слово "государство", или "халифат", говорит о форме общественного устройства, в которой война против "неверных" играет важную, но не единственную роль. ИГ взяло на себя функцию практической организации жизни на подконтрольных территориях и по-своему справляется с этой задачей, хотя и варварскими, средневековыми методами. В отличие от других исламистских движений ИГ практически самодостаточно: после взятия банка в Мосуле халифат располагает большими денежными резервами, а основной внутренней валютой, как ни парадоксально, является доллар США. Контролируя крупные плотины на Ефрате, а также добычу нефти, трафик оружием, торговлю заложниками и другие незаконные виды деятельности, ИГ является самой богатой террористической организацией в мире. Это богатство помножено на хорошую организацию всех структур: на Западе не перестают удивляться высокой квалификации специалистов ИГ по добыче нефти, боевой подготовке и судебно-административным вопросам, а также мастерству операторов, снимающих сцены терактов и казней. Объяснение лежит на поверхности: в халифате работают лучшие кадры баасистского аппарата, уволенные американской оккупационной администрацией и их шиитскими союзниками после свержения Саддама Хусейна, а также джихадисты, приехавшие из стран Запада.

Будет ли иметь успех нынешняя военная операция против ИГИЛ? Опыт аналогичных операций стран Запада в Афганистане, Ираке и Ливии показывает, что победить исламистов чисто военным путем - практически неразрешимая задача. Под напором превосходящих сил боевики обычно растворяются в горах, пустыне и среди местного населения, а затем возобновляют борьбу. В Афганистане некогда побежденные талибы уже штурмуют Кундуз на границе с Таджикистаном, в Ливии исламисты захватили крупнейшие города и аэропорты.

Но самая большая опасность для стран Запада - это международный характер исламистских движений. В Европе проживают миллионы мусульман (6,5 млн во Франции, 4 млн в Германии, 3 млн в Великобритании), и среди них немало сторонников ИГ. Европейские джихадисты принимают активное участие в боевых действиях на Ближнем Востоке. На конец августа 2014 года в Сирии и Ираке сражалось около 3 тыс. (по другим оценкам, значительно больше) джихадистов из стран Европы, в том числе более 900 из Франции, 500 из Великобритании, 130 из Австрии и около 400 из Германии. В случае обострения обстановки они перейдут к террору непосредственно на территории европейских государств.

ожно как угодно относиться к радикальным исламистским движениям и их архаичному мировоззрению, но факт неоспорим: эти силы возникли как радикальная реакция на экспансию Запада, а также на политику Израиля и прозападных арабских режимов. С самого начала США и монархии Персидского залива активно поддерживали исламистские движения, сперва в борьбе против Советского Союза и его союзников, а затем с целью свержения светских арабских режимов. Так же как "Аль-Каида" и "Талибан", ИГИЛ-ИГ было изначально создано при поддержке спецслужб США и стран Персидского залива. Чрезвычайно активно исламистам помогали Турция, Катар и Саудовская Аравия, особенно в период, когда ИГИЛ боролось с сирийской правительственной армией на севере Сирии. Сейчас Катар и страны Персидского залива категорически отрицают свою причастность к финансированию ИГИЛ, но ни для кого не секрет, что стратегической задачей суннитских монархий остается борьба с шиитским поясом от Ливана до Ирана, включая Сирию и Ирак, и они готовы ради этого заключить пакт с кем угодно.

Возникшая на сегодняшний день ситуация только на первый взгляд парадоксальна: ИГ объявило войну своим бывшим спонсорам, но так уже было в случае с движениями "Талибан" и "Аль-Каида". Как сами США, так и их союзники по коалиции чрезвычайно неохотно и под давлением обстоятельств приняли решение о борьбе с ИГ. При этом они делают ставку на умеренные исламистские движения в Сирии и курдов в Ираке, хотя эти силы не являются ни продемократическими, ни прозападными. На самом деле у США мало настоящих союзников в регионе, и они вынуждены теперь заигрывать даже с муллами в Тегеране, чтобы противостоять самопровозглашенному халифату.







Leave a comment